July 3rd, 2020

Стрельчиха

***

Сестра позвонила посреди своего рабочего дня, и от такого неурочного звонка конечно я вздрогнула. И не зря.
Мама плоха. Ничего не ест, ничего не хочет, даже телевизор смотреть не хочет. Нет, приезжать не надо. Она ни на что не жалуется, просто ничего не хочет и слабеет. На всякий случай просто будь готова ко всему. Буду держать тебя в курсе. Нет, приезжать точно не надо. Завтра посмотрю, как она будет, если что - вызову врача.

Через два дня радостная весть: мама попросила есть. Стала есть утром и вечером. Ну, хоть что-то. Но отказывается принимать лекарства. Говорит, у неё от них голова чугунная, а ничего они не улучшают.

Еще через пару дней: приезжай как сможешь. Лучше с детьми. Мама слабеет с каждым часом, уже не встает. Нет, у неё ничего не болит, она ни на что не жалуется. Просто ничего не хочет и лежит. Короче, надо ехать.
На следующий день утром, когда зазвонил телефон, даже не поднимая трубку я знала, что это он. Тот самый звонок, которого я уже давно боюсь.

Даже больно не было почему-то. Только как-то беспокойно и не знала, за что схватиться. Ехать, ехать... А как это вообще? Ходила по квартире, из угла в угол, пока не попалась в руки сыну. Остановилась, немного собрала мысли в кучу. Отзвониться на работу и ехать. Как там сестра одна? Вера поехала со мной. Приехали, и там за делами как-то собралась. Все время же чем-то надо заниматься. Туда сходить, этим позвонить...

Накрыло меня на третий день, когда выползли из своих схронов прячущиеся от непривычности обстановки кошаки.
Рано утром я проснулась от того, что на кухне шуршал кто-то из кошаков. И таким острым было ожидание, что сейчас мама шикнет: а ну-ка там, тише! И таким невыносимым пришло понимание, что нет, уже не шикнет.
Уже не увижу больше маму, стоящую у плиты и помешивающую ложкой кашу. Или как она сидит, склонив голову над пасьянсом. Или дремлет у телевизора, или гладит кошку...
Мы с Юлькой уже навсегда без мамы.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.